Чем выражается страсть. Нашим Страстям присущи такая несправедливость и такое корыстолюбие, что доверять им опасно и следует их остерегаться даже тогда, когда они кажутся вполне разумными. Вы точно поймете, что это любовь, если

Чем выражается страсть. Нашим Страстям присущи такая несправедливость и такое корыстолюбие, что доверять им опасно и следует их остерегаться даже тогда, когда они кажутся вполне разумными. Вы точно поймете, что это любовь, если

Франсуа VI де Ларошфуко

Максимы и моральные размышления

Предуведомление читателю (к первому изданию 1665 г.)

Я представляю на суд читателей это изображение человеческого сердца, носящее название «Максимы и моральные размышления». Оно, может статься, не всем понравится, ибо кое-кто, вероятно, сочтет, что в нем слишком много сходства с оригиналом и слишком мало лести. Есть основания предполагать, что художник не обнародовал бы своего творения и оно по сей день пребывало бы в стенах его кабинета, если бы из рук в руки не передавалась искаженная копия рукописи; недавно она добралась до Голландии, что и побудило одного из друзей автора вручить мне другую копию, по его уверению, вполне соответствующую подлиннику. Но как бы верна она ни была, ей вряд ли удастся избежать порицания иных людей, раздраженных тем, что кто-то проник в глубины их сердца: они сами не желают его познать, поэтому считают себя вправе воспретить познание и другим. Бесспорно, эти «Размышления» полны такого рода истинами, с которыми неспособна примириться человеческая гордыня, и мало надежд на то, что они не возбудят ее вражды, не навлекут нападок хулителей. Поэтому я и помещаю здесь письмо,[3] написанное и переданное мне сразу после того, как рукопись стала известна и каждый тщился высказать свое мнение о ней. Письмо это с достаточной, ни мой взгляд, убедительностью отвечает на главные возражения, могущие возникнуть по поводу «Максим», и объясняет мысли автора: оно неопровержимо доказывает, что эти «Максимы» – всего-навсего краткое изложение учения о нравственности, во всем согласного с мыслями некоторых Отцов Церкви, что их автор и впрямь не мог заблуждаться, сверившись столь испытанным вожатым, и что он не совершил ничего предосудительного, когда в своих рассуждениях о человеке лишь повторил некогда ими сказанное. Но даже если уважение, которое мы обязаны к ним питать, не усмирит недоброхотов и они не постесняются вынести обвинительный приговор этой книге и одновременно – воззрениям святых мужей, я прошу читателя не подражать им, подавить разумом первый порыв сердца и, обуздав по мере сил себялюбие, не допустить его вмешательства в суждение о «Максимах», ибо, прислушавшись к нему, читатель, без сомнения, отнесется к ним неблагосклонно: поскольку они доказывают, что себялюбие растлевает разум, оно не преминет восстановить против них этот самый разум. Пусть читатель помнит, что предубеждение против «Максим» как раз и подтверждает их, пусть проникнется сознанием, что чем запальчивее и хитроумнее он с ними спорит. Тем непреложнее доказывает их правоту. Поистине трудно будет убедить любого здравомыслящего человека, что зоилами этой книги владеют чувства иные, нежели тайное своекорыстие, гордость и себялюбие. Короче говоря, читатель изберет благую участь, если заранее твердо решит про себя, что ни одна из указанных максим не относится к нему в частности, что, хотя они как будто затрагивают всех без исключения, он – тот единственный, к кому они не имеют никакого касательства. И тогда, ручаюсь, он не только с готовностью подпишется под ними, но даже подумает, что они слишком снисходительны к человеческому сердцу. Вот что я хотел сказать о содержании книги. Если же кто-нибудь обратит внимание на методу ее составления, то должен отметить, что, на мой взгляд, каждую максиму нужно было бы озаглавить по предмету, в ней трактованному, и что расположить их следовало бы в большем порядке. Но я не мог этого сделать, не нарушив общего строения врученной мне рукописи; а так как порою один и тот же предмет упоминается в нескольких максимах, то люди, к которым я обратился за советом, рассудили, что всего правильнее будет составить Указатель[4] для тех читателей, которым придет охота прочесть подряд все размышления на одну тему.

Наши добродетели – это чаще всего искусно переряженные пороки.

То, что мы принимаем за добродетель, нередко оказывается сочетанием корыстных желаний и поступков, искусно подобранных судьбой или нашей собственной хитростью; так, например, порою женщины бывают целомудренны, а мужчины – доблестны совсем не потому, что им действительно свойственны целомудрие и доблесть.

Ни один льстец не льстит так искусно, как себялюбие.

Сколько ни сделано открытий в стране себялюбия, там еще осталось вдоволь неисследованных земель.

Ни один хитрец не сравнится в хитрости с самолюбием.

Долговечность наших страстей не более зависит от нас, чем долговечность жизни.

Страсть часто превращает умного человека в глупца, но не менее часто наделяет дураков у мои.

Великие исторические деяния, ослепляющие нас своим блеском и толкуемые политиками как следствие великих замыслов, чаше всего являются плодом игры прихотей и страстей. Так, война между Августом и Антонием, которую объясняют их честолюбивым желанием властвовать над миром, была, возможно, вызвана просто-напросто ревностью.

Страсти – это единственные ораторы, доводы которых всегда убедительны; их искусство рождено как бы самой природой и зиждется на непреложных законах. Поэтому человек бесхитростный, но увлеченный страстью, может убедить скорее, чем красноречивый, но равнодушный.

Страстям присущи такая несправедливость и такое своекорыстие, что доверять им опасно и следует их остерегаться даже тогда, когда они кажутся вполне разумными.

Читать еще:  Можно ли ребенку бананы. Банан ребенку. Очень удобный продукт чтобы дать ребенку.Мама — доктор. Для любого ребенка — лучший доктор — мама. Полезные свойства и возможный вред

В человеческом сердце происходит непрерывная смена страстей, и угасание одной из них почти всегда означает торжество другой.

Наши страсти часто являются порождением других страстей, прямо им противоположных: скупость порой ведет к расточительности, а расточительность – к скупости; люди нередко стойки по слабости характера и отважны из трусости.

Как бы мы ни старались скрыть наши страсти под личиной благочестия и добродетели, они всегда проглядывают сквозь этот покров.

Наше самолюбие больше страдает, когда порицают наши вкусы, чем когда осуждают наши взгляды.

Люди не только забывают благодеяния и обиды, но даже склонны ненавидеть своих благодетелей и прощать обидчиков. Необходимость отблагодарить за добро и отомстить за зло кажется им рабством, которому они не желают покоряться.

Милосердие сильных мира сего чаще всего лишь хитрая политика, цель которой – завоевать любовь народа.

…письмо… – речь идет о «Размышлении по поводу «Максим»», написанном Анри де Лашапель-Бессе, суперинтендантом строений, искусств и мануфактур, и напечатанном в первом издании «Максим» (1665).

Указатель – небольшой предметный указатель, очень общий, печатавшийся в прижизненных изданиях «Максим».

Максимы и моральные размышления

Де Ларошфуко Франсуа (1613-1680) — французский писатель-моралист, герцог, принадлежал к одной из самых знатных семей Франции.

«Максимы» были впервые опубликованы в 1665 г. В предисловии Ларошфуко написал: «Я представляю на суд читателей это изображение человеческого сердца, носящее название «Максимы и моральные размышления». Оно, может статься, не всем понравится, ибо кое-кто, вероятно, сочтет, что в нем слишком много сходства с оригиналом и слишком мало лести. Пусть читатель помнит, что предубеждение против «Максим» как раз и подтверждает их, пусть проникнется сознанием, что чем запальчивее и хитроумнее он с ними спорит, тем непреложнее доказывает их правоту.

Максимы

Наши добродетели — это чаще всего
искусно переряженные пороки

То, что мы принимаем за добродетель, нередко оказывается сочетанием корыстных желаний и поступков, искусно подобранных судьбой или нашей собственной хитростью; так, например, порою женщины бывают целомудренны, а мужчины — доблестны совсем не потому, что им действительно свойственны целомудрие и доблесть.

Ни один льстец не льстит так искусно, как себялюбие.

Сколько ни сделано открытий в стране себялюбия, там еще осталось вдоволь неисследованных земель.

Ни один хитрец не сравнится в хитрости с самолюбием.

Долговечность наших страстей не более зависит от нас, чем долговечность жизни.

Страсть часто превращает умного человека в глупца, но не менее часто наделяет дураков у мои.

Великие исторические деяния, ослепляющие нас своим блеском и толкуемые политиками как следствие великих замыслов, чаше всего являются плодом игры прихотей и страстей. Так, война между Августом и Антонием, которую объясняют их честолюбивым желанием властвовать над миром, была, возможно, вызвана просто-напросто ревностью.

Страсти — это единственные ораторы, доводы которых всегда убедительны; их искусство рождено как бы самой природой и зиждется на непреложных законах. Поэтому человек бесхитростный, но увлеченный страстью, может убедить скорее, чем красноречивый, но равнодушный.

Страстям присущи такая несправедливость и такое своекорыстие, что доверять им опасно и следует их остерегаться даже тогда, когда они кажутся вполне разумными.

В человеческом сердце происходит непрерывная смена страстей, и угасание одной из них почти всегда означает торжество другой.

Наши страсти часто являются порождением других страстей, прямо им противоположных: скупость порой ведет к расточительности, а расточительность — к скупости; люди нередко стойки по слабости характера и отважны из трусости.

Как бы мы ни старались скрыть наши страсти под личиной благочестия и добродетели, они всегда проглядывают сквозь этот покров.

Наше самолюбие больше страдает, когда порицают наши вкусы, чем когда осуждают наши взгляды.

Люди не только забывают благодеяния и обиды, но даже склонны ненавидеть своих благодетелей и прощать обидчиков. Необходимость отблагодарить за добро и отомстить за зло кажется им рабством, которому они не желают покоряться.

Милосердие сильных мира сего чаще всего лишь хитрая политика, цель которой — завоевать любовь народа.

Хотя все считают милосердие добродетелью, оно порождено иногда тщеславием, нередко ленью, часто страхом, а почти всегда — и тем, и другим, и третьим. Умеренность счастливых людей проистекает из спокойствия, даруемого неизменной удачей.

Умеренность — это боязнь зависти или презрения, которые становятся уделом всякого, кто ослеплен своим счастьем; это суетное хвастовство мощью ума; наконец, умеренность людей, достигших вершин удачи, — это желание казаться выше своей судьбы.

У нас у всех достанет сил, чтобы перенести несчастье ближнего.

Невозмутимость мудрецов — это всего лишь умение скрывать свои чувства в глубине сердца.

Невозмутимость, которую проявляют порой осужденные на казнь, равно как и презрение к смерти, говорит лишь о боязни взглянуть ей прямо в глаза; следовательно, можно сказать, что то и другое для их разума — все равно что повязка для их глаз.

Философия торжествует над горестями прошлого и будущего, но горести настоящего торжествуют над философией.

Немногим людям дано постичь, что такое смерть; в большинстве случаев на нее идут не по обдуманному намерению, а по глупости и по заведенному обычаю, и люди чаще всего умирают потому, что не могут воспротивиться смерти.

Когда великие люди наконец сгибаются под тяжестью длительных невзгод, они этим показывают, что прежде их поддерживала не столько сила духа, сколько сила честолюбия, и что герои отличаются от обыкновенных людей только большим тщеславием.

Достойно вести себя, когда судьба благоприятствует, труднее, чем когда она враждебна.

Ни на солнце, ни на смерть нельзя смотреть в упор.

Люди часто похваляются самыми преступными страстями, но в зависти, страсти робкой и стыдливой, никто не смеет признаться.

Ревность до некоторой степени разумна и справедлива, ибо она хочет сохранить нам наше достояние или то, что мы считаем таковым, между тем как зависть слепо негодует на то, что какое-то достояние есть и у наших ближних.

Зло, которое мы причиняем, навлекает на нас меньше ненависти и преследований, чем наши достоинства.

Чтобы оправдаться в собственных глазах, мы нередко убеждаем себя, что не в силах достичь цели; на самом же деле мы не бессильны, а безвольны.

Не будь у нас недостатков, нам было бы не так приятно подмечать их у ближних.

Читать еще:  Как погулять если мама не разрешает. Что делать, если мама не отпускает гулять

Ревность питается сомнениями; она умирает или переходит в неистовство, как только сомнения превращаются в уверенность.

Гордость всегда возмещает свои убытки и ничего не теряет, даже когда, отказывается от тщеславия.

Если бы нас не одолевала гордость, мы не жаловались бы на гордость других.

Гордость свойственна всем людям; разница лишь в том, как и когда они ее проявляют.

Природа, в заботе о нашем счастии, не только разумно устроила opганы нашего тела, но еще подарила нам гордость, — видимо, для того, чтобы избавить нас от печального сознания нашего несовершенства.

Не доброта, а гордость обычно побуждает нас читать наставления людям, совершившим проступки; мы укоряем их не столько для того, чтобы исправить, сколько для того, чтобы убедить в нашей собственной непогрешимости.

Мы обещаем соразмерно нашим расчетам, а выполняем обещанное соразмерно нашим опасениям.

Своекорыстие говорит на всех языках и разыгрывает любые роли — даже роль бескорыстия.

Одних своекорыстие ослепляет, другим открывает глаза.

Кто слишком усерден в малом, тот обычно становится неспособным к великому.

У нас не хватает силы характера, чтобы покорно следовать всем велениям рассудка.

Человеку нередко кажется, что он владеет собой, тогда как на самом деле что-то владеет им; пока разумом он стремится к одной цели, сердце незаметно увлекает его к другой.

Сила и слабость духа — это просто неправильные выражения: в действительности же существует лишь хорошее или плохое состояние органов тела.

Наши прихоти куда причудливее прихотей судьбы.

В привязанности или равнодушии философов к жизни сказывались особенности их себялюбия, которые так же нельзя оспаривать, как особенности вкуса, как склонность к какому-нибудь блюду или цвету.

Все, что посылает нам судьба, мы оцениваем в зависимости от расположения духа.

Нам дарует радость не то, что нас окружает, а наше отношение к окружающему, и мы бываем счастливы, обладая тем, что любим, а не тем, что другие считают достойным любви.

Человек никогда не бывает так счастлив или так несчастлив, как это кажется ему самому.

Люди, верящие в свои достоинства, считают долгом быть несчастными, дабы убедить таким образом и других и себя в том, что судьба еще не воздала им по заслугам.

Что может быть сокрушительнее для нашего самодовольства, чем ясное понимание того, что сегодня мы порицаем вещи, которые еще вчера одобряли.

Хотя судьбы людей очень несхожи, но некоторое равновесие в распределении благ и несчастий как бы уравнивает их между собой.

Какими бы преимуществами природа ни наделила человека, создать из него героя она может, лишь призвав на помощь судьбу.

Презрение философов к богатству было вызвано их сокровенным желанием отомстить несправедливой судьбе за то, что она не наградила их по достоинствам жизненными благами; оно было тайным средством, спасающим от унижений бедности, и окольным путем к почету, обычно доставляемому богатством.

Ненависть к людям, попавшим в милость, вызвана жаждой этой самой милости. Досада на ее отсутствие смягчается и умиротворяется презрением ко всем, кто ею пользуется; мы отказываем им в уважении, ибо не можем отнять того, что привлекает к ним уважение всех окружающих.

Чтобы упрочить свое положение в свете, люди старательно делают вид что оно уже упрочено.

Как бы ни кичились люди величием своих деяний, последние часто бывают следствием не великих замыслов, а простой случайности.

Наши поступки словно бы рождаются под счастливой или несчастной звездой; ей они и обязаны большей частью похвал или порицаний, выпадающих на их долю.

Не бывает обстоятельств столь несчастных, чтобы умный человек не мог извлечь из них какую-нибудь выгоду, но не бывает и столь счастливых, чтобы безрассудный не мог обратить их против себя.

Судьба все устраивает к выгоде тех, кому она покровительствует.

© Франсуа Де Ларошфуко. Мемуары. Максимы. М., Наука, 1994.

Что такое Страсть?

Простые и структурированные понятия взаимоотношений мужчина- женщина, чувства, эмоции, настоящая любовь, свойства характера

Что такое Страсть?

Страсть — это свойство личности к безотчетным влечениям, необузданным, неразумным и чрезмерным желаниям, возбудимости, крайней чувственности и эмоциональности.

Проявления и свойства Страсти

Очень часто под понятием Страсть, имеется ввиду необузданный секс. Это не совсем так! Страсть бывает совершенно разной направленности.

Разрушительная роль Страсти сказывается, прежде всего, в том, что она замещает собою естественные потребности человека и занимает их место в Гипертрофированных потребностях и формах.

Страсть превращается не только в привычку – она становится чертою личности Эго. В нашей стране, в новой России, когда все Мы вырвались из нищеты, Страсть ломает людей. Страсть просто калечит морально все на своем пути, это взрослые одинокие мужчины и женщины, это дети лишенные одного родителя. Страшный призрак одиночества бродит в современном обществе.

Страсть всегда вызывает страдания, потому что она либо ненасытна, либо агрессивна по отношению к человеку.

Страсть превращается не только в привычку – она становится чертою личности. Насытившись материальным достатком, как жадный вампир, человек полностью разочаровывается жизнью и Деградирует.

Прямым примером и ярким доказательством Проявления Страсти можно привести — постоянный рост числа женщин за рулем автомобилей.
Эти факты можно полностью отнести к вине мужчин. Это Страсть которую доверили ленивые мужчины! Женщина встав рядом замещает собой основные естественные установки природы. Есть слово замужем — означающее положение человека, не справа, не слева.

Женщины настолько морально деградировали в своей материальной Страсти к материальным ценностям и в своем сознании, что на сегодняшний день оставшаяся функция деторождения, это то единственное, что так или иначе необходимо только для продолжения рода и не более того.

Гордыня которую у мужчин выбивают в детстве драки со сверстниками, стала характерной чертой женщин нашего времени. Есть небольшие надежды, на тот слой оставшихся женщин с истинным лицом Женщины, заложенным природой, где то в глубине России, которые возможно станут спасением для нового общества.

Страстность это целый букет необдуманных и необузданных желаний для удовлетворения своих Чувств. Это касается всех аспектов жизни человека, как материальной так эмоциональной. В основном Страстность выходит из неудовлетворенности каким либо чувством. Все, что начинается с неразумных желаний и пылких страстей для удовлетворения чувств — заканчивается разочарованием и муками. Удовлетворение ненасытных Чувств, безудержное стремление насытить себя этими эмоциями удовлетворения, это и есть основное объяснение Страсти. Стандартное время перехода Страсти в Любовь или Ненависть — 3 года

Читать еще:  Как связать шапку для маленькой девочки спицами. Как связать шапку спицами для девочки: новые модели со схемами и описанием

И что же чувства? Попробуем посмотреть их свойства и стадии существования. Обратите внимание это очень важный момент понимания и осознания всей структуры жизни человека. Это затрагивает понятие Смысла жизни, потому, что все связано с удовлетворением этих чувств и желанием человека их насытить.
Чувства как прожорливые черви внутри человека проживают свои шесть стадий – прочитайте медленно каждое слово, с паузой, проникнитесь смыслом, осознайте Чувства и Ваше состояние которое они отражают :

Одиночество > Страх > Голод > Страсть > Насыщение > Пресыщение > Отвращение > Разочарование > Депрессия > Страх>Одиночество

С чего начинаются разочарования в жизни человека? Это могут быть различные причины.
Неправильно выбран путь в жизни! Это может быть просто отсутствие окружения, это может быть недостаток зрелости и понимания Ваших родителей. Школа или высшие учебные заведения этого точно не дают!
Амбициозного и наглого молодого человека никто не направит по правильному пути , кроме самой жизни. Он или она самостоятельно набивают свои шишки в жизни! Поэтому получаются трагедии в жизни, неудачные браки, разочарование и одиночество.

Когда чувства человека делают выбор на одном человеке, тогда наступает удовлетворение и состояние Счастья.
Когда ненасытные чувства человека, Страсть их удовлетворения, являются основной движущей силой по жизни, то случаются трагедии.

Страсть толкает человека на новые и новые поиски, а ненасытные чувства, как черви пожирают изнутри, не принося ни радости ни счастья.

Страсть, как неуправляемое желание удовлетворить все чувства и жить сразу сытно и весело, толкает людей на тупиковый путь жизни. Страсть непостоянна и коварна, а любовь терпелива и слепа!

Движущая сила Страха

В большинстве своем нами управляют Страхи. Страх старости и одиночества заставляет принимать быстрые решения о жизни в Срасти. Человеку просто некогда остановиться и подумать о правильности своего выбора. Быстренько жениться, выйти замуж! руководствуясь лозунгом — Стерпится — Слюбиться! Это неправильно! Ох уж эти гадкие посылы и установки из прошлого!
Страх, как неутолимая жажда, заставляет человека страдать, вызывая тревогу и уныние, поражая эмоциональную сферу, как любая патология человеческой души.

Самая стандартная ситуация это когда человек вообще ни о чем не знает. Какая Страсть? Какие Чувства? А потом у Вселенной спрашивать — «Бить будете папаша?» Хрясь.. в нос в крови! Хрясь..ребенок на руках и одна!

Страстный человек удовлетворяющий пылающие чувства, всегда страдает. Какую бы сторону жизни мы не взяли, везде неуклонно действует правило – сначала Страсть и удовольствие, потом Страдание и Разочарование и Одиночество.
Отношения между мужчиной и женщиной имеют все шансы на длительность и стабильность, если они последовательно прошли все стадии от знакомства до интимной близости. Ключевое слово — последовательно!

Другие проявления Стастности

Страсть – это ненависть и непринятие других установок и верований кроме материальной и установка на то что мой Бог в деньгах и он самый лучший, а вера самая правильная.

Страсть любит ставить нереальные и гипертрофированные цели — заработать миллионы долларов и жить на островах, стать владельцем сети ресторанов.

У страстного человека такие же страстные дети и жена, страстная пища, страстная работа, страстный дом, словом вся жизнь – сплошная страстность наполненная Эгоизмом и Корыстью.
Свободного времени никогда не хватает, вредных привычек прибавляется с каждым днем, здоровье уходит, а дружба и любовь становятся суррогатами этих понятий.

Жизнь Страстных людей протекает по следующему сценарию – Усталость > Надлом >Разочарование > Опустошение > Отсутствие понимания > Неприятие Невежество > Деградация

В периоде роста Страстность безрассудно влезает в ипотеку и потребительские кредиты, покупает машины и квартиры, безрассудно накапливает долги. В периоде спада, забыв о здоровье и семейном Счастье, Страстность теряет Все и понимает, что надо расплачиваться. Третий период – усталость от жизни и психологический или физический надлом, потеря себя, уныние, тоска и разочарование.

Философ Ларошфуко пишет:

Нашим Страстям присущи такая несправедливость и такое корыстолюбие, что доверять им опасно и следует их остерегаться даже тогда, когда они кажутся вполне разумными.

Страсть всегда живет будущем, считая, что эмоция большого Счастья всегда находится впереди и это можно достигнуть с помощью материальной победы и материальной независимости.

Четыре энергии которые даны человеку

При рождении Вселенная дает человеку четыре жизненные энергии– Здоровье, Чувства, Страхи и объединенная энергия Семейного Счастья в виде длительного эмоционального состояния удовлетворенности.

Страстное желание всегда реализуется в ущерб других сторон жизни. Например, человек стремится заработать как можно больше денег – страдает здоровье и семейное счастье.

Поэтому со Страстными желаниями и целями Вам надо быть очень осторожными. Стоит ли отдавать им столько сил в ущерб другим сферам своей жизни. Состояние Счастья в Страсти тоже возможно , это никто не отрицает! Здесь вопрос в том, чем Вы заплатите? Это сладострастное удовлетворение своих чувств однозначно стоит попробовать! Имеете ли Вы опыт управления этими черными и опасными Чувствами?

Страстность, устойчива в течении длительного времени в человеке и Страсть не желает подчиняться Воле и Силе характера.
Страсть разрушительна, потому что она замещает собою свободное, открытое поведение человека и толкает в Эго. Страсть замещает Добро на Зло.
Современный уровень открытости общества, доступности всего, выражается в полной и Гипертрофированной раскрепощенности. Совершенно неправильного понимания и декларируемой свободы человека. Насаждаемая извне Демократия, технологические прорывы человека в разных областях и других явно противоречащих нормальному и последовательному развитию социума событий. Все эти факторы и события ускоряют процесс деградации человека как Личности.

Социальные сети и одиночество — вот результат развития компьютерной техники!

Здесь НЕ приходится говорить о культуре или морали. Здесь присутствует Страсть и жизнь в Страсти, Вожделении и проявлении самого жестокого Эго.

Говорить о культуре в Страсти не приходится: современная культура погрязла в прямом и косвенном разврате. Посмотрите неожиданные проявления крайностей в социуме. Посмотрите новостные рубрики — Жестокость людей друг к другу, жестокость к Животным, жестокость к Родителям, Жестокость к себе. Посмотрите как проявляется Жестокость и ее определения здесь в статье! Жестокость приводит к разрушению и самоубийству.

Однозначно, человек находящийся на нижней ступени развития – любовь никогда не отдаст!

Источники:

http://www.litmir.me/br/?b=16764&p=1
http://psyfactor.org/lib/maxims.htm
http://101ya.ru/chto-takoe-strast/

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector