Что такое патриархат: о понятии, истории и современности

Содержание

Что такое патриархат: о понятии, истории и современности

Многие люди слышали о феминизме и движении женщин за свои права. И большинство понимает, что причиной этого является патриархальный устой общества, существовавший на земле испокон веков. Об этом в данной статье и хочется поговорить.

Сначала обязательно необходимо разобраться в самом понятии. Итак, что такое патриархат? Определение гласит, что это некая форма общественных отношений, в которой представитель сильного пола, т. е. мужчина, играет доминантную роль в семье и государстве. Если рассматривать данное понятие с точки зрения гендерной теории, то тут можно говорить и о том, что это некая форма контроля над женщиной, дискриминация по половому признаку. Можно также попробовать охарактеризовать данный устрой одной фразой, которая будет звучать следующим образом: господство мужчин над женщинами.

Немного истории

Желая разобраться в том, что такое патриархат, необходимо немножко окунуться в историю данного вопроса. Большинство ученых склоняются к тому, что все существующие цивилизации были исключительно патриархальными. Однако некие специалисты утверждают, что общества времен неолита и палеолита (а это 5-7 тысячелетия до нашей эры) были вообще гендерно равноправными. Существует также мнение о том, что патриархату предшествовал матриархат (общественный строй, где главенствующие позиции занимали исключительно женщины). Но все же большинство ученых данный факт отрицают, говоря лишь о том, что мужское доминирование – это чуть ли не природный феномен, который и должен определять суть общественных отношений во все времена и во всех нациях.

К слову, об этом говорил и такой философ и социолог, как Гидденс. Он считал, что различия в доминировании, конечно же, были, однако еще никогда не было такого общества, где вся власть принадлежала бы женщинам. Однако тут же он старается несколько смягчить свое мнение, говоря, что это все исходит из естественных функций женского пола. Так как дамы должны вынашивать и рожать детей, присматривая за ними в первые годы жизни, они становятся материально и физически зависимыми от представителей сильного пола. Об этом, к слову, говорит и канадская исследовательница О’Брайен, утверждая, что первичное разделение труда и породило патриархат как единственный возможный для выживания рода строй.

Как же на самом деле?

Итак, что такое патриархат и матриархат? Это общественный строй, в котором главенствующие позиции занимают либо мужчины, либо женщины. Однако правильными ли являются вышеописанные теории – неизвестно, ведь ни одна из них не была официально принятой. Одно можно сказать точно, что еще во времена так называемого традиционного общества было произведено разделение труда, которое, к слову, оказалось далеко не равноценным. За женщиной оставались дом и семья, а также все, что с ними связано. Мужчине же был дан внешний мир со всеми его прелестями – творчеством, образованием, культурой, господством. И с этим поспорить довольно-таки трудно.

Истины ради стоит сказать, что эта же тенденция сохранилась и до современности. И хотя о том, что такое патриархат, известно большинству женщин, справиться с данным строем на данный момент практически невозможно. Вековые традиции его существования, а также укоренившаяся тысячелетиями власть мужчин – изменить это все и достичь гендерного равноправия сегодня не только нелегко, но и в принципе невозможно. Первые попытки были сделаны еще таким женским течением, как феминизм (изначально — движение суфражисток). Сегодня же дамы начали бороться уже не за власть, а хотя бы за равенство с мужчинами (гендерная теория), понимая, что это более достижимая и близкая цель.

Области распространения

Зная, что такое патриархат, стоит сказать и о том, что власть мужчин распространена на все элементы общественной жизни. Представитель сильного пола является главным в семье – эта тенденция существует практически у всех народов, вот только у некоторых — с маленькими оговорками. Также исключительно мужчины во всех развитых странах стоят у аппарата власти, женщин в большую политику допускают крайне редко и неохотно. Большинство профессий, преимущественно имеющих давнюю историю – мужские: врач, полицейский и т.д. Распространению патриархата способствует и модель воспитания. Мужчина должен быть сильным, с раннего детства мальчикам внушают, что именно на них все держится. Женщина же может позволять себе различные слабости, зная, что ее всегда поддержит сильное мужское плечо.

О том, что такое патриархат, знают не понаслышке и церковные служащие. Никогда еще церковью в какой-либо стране не управляла женщина. Максимум, что им разрешается, — быть настоятельницами монастырей. Главенствующие же позиции в религиозной сфере принадлежат исключительно мужчинам. И если вопросы гендерного равенства достигли уже некоторых мирских сфер жизни, таких как семья или политика, то церковь в этом смысле пока остается полностью закрытой.

В православной церкви слово «патриарх» обозначает титул духовного лица, обладающего высшей церковной властью. В России существует Московский (Русский) патриархат, он принадлежит РПЦ – Русской православной церкви, где на данный час главным является патриарх Кирилл. Это более старая по своим традициям церковь, которая длительное время занимала главенствующие позиции еще со времен Киевской Руси. А, например, в Украине есть также и иная церковная организация, которая возникла не так и давно. Это Киевский патриархат, принадлежащий Украинской патриархальной церкви (УПЦ) со своим главой – патриархом Филаретом.

Что такое патриархат: о понятии, истории и современности. Что такое

от греч. pater отец и arche начало, власть)

преобладающая роль мужчин в хозяйстве, обществе и семье. Возник на основе подъема хозяйственной деятельности: развития скотоводства, плужного земледелия, металлообработки. Эпоха патриархата — время разложения первобытного общества.

ПАТРИАРХАТ

(patriarchy) «Власть отца». Понятие, особенно тесно связанное с определением Филмера (Filmer), политическая власть есть власть Божественная, произошедшая от Адама и через израильских царей дошедшая до современных королей. Таким образом было обосновано божественное право королей (divine right of kings). Слово «патриархат» используется также феминистками для осуждения практики (как осознанной, так и неосознанной), при которой отцы, сыновья и/или мужчины (вообще) занимают главенствующее положение по отношению к матерям, дочерям и/или женщинам. Всевозможные виды патриархальных обычаев широко распространены даже в обществах, претендующих на осуществление равных возможностей (для мужчин и женщин).

Таки напишу, ибо, судя по откликам, тема не последней важности.

Начну издалека: периодически появляются у меня клиенты — дети авторитарных или просто жестоких родителей. Нормальный запрос: «хочу быть достаточно хорошим для. «. То есть, на самом деле, человек приходит не со своей проблемой, а с желанием другого человека.
Первое, что я говорю в таких случаях: авотфиг. Я не работаю с чужими запросами. На первой встрече я всегда проясняю: кто заказчик, кто заинтересованное лицо, кто оплачивает сессии. Не то, чтобы это сильно меняло ход работы, но всегда важно, почему клиент пришел и за чьи деньги.
В случае авторитарных родителей — опять же — стандартная ситуация, что на вопросы типа «А как Вам?», «А что Вы хотите?» человек отвечает «Не знаю», «Не понимаю» и «А как надо?». И месяца два-три уходит как раз на то, чтобы человек откопал в себе хоть что-нибудь, отдаленно напоминающее личность, и услышал ее голос. Пусть тихий, пусть порой сомневающийся и заглушаемый воплями командующих родителей («мне плевать, что ты хочешь» и «у тебя все равно ничего не получится»), но все-таки хоть какой-нибудь. С ним уже можно работать.
Напоминаю: процесс «до» — два-три месяца, а то и значительно дольше. При этом авторитарные родители ездят по личности человека «всего-то» пятнадцать-двадцать лет.

Патриархальное общество уничтожало самосознание женщин в течение тысячелетий. Очень хорошо то, что происходит с личностью женщины в таком обществе, описал нобелевский лауреат Памук в романе «Красное»: Османская империя, средневековье, у женщины умирает муж, за счет которого она существовала (при этом барышня не из последней семьи, дочь очень умного и продвинутого персонажа). Она тут же начинает поиск. правильно, другого мужчины, который придумает, как ей дальше жить. Все, на что она способна, — это просчитать стратегию соблазнения так, чтобы человек и не сорвался, и не «получил свое и сбежал». Она не осознает себя, как нечто отдельное или целостное, — она всего лишь придаток.
Патриархальное общество приучает женщину к месту в иерархии где-то между собакой и лошадью. Она полностью зависит от мужчины, все решения принимает он, все рерсурсы семьи зависят от него. Она принимает одно решение: не принимать никаких решений.
К сожалению, многие женщины в России века двадцать первого пытаются вести себя также, как эта турецкая барышня.

Меня всегда смешила поговорка «муж голова, а жена — шея». Если голова дурная, то никакие бонусы и плюшки шею не спасут — ей будет плохо. И за дурную голову разрубают, ломают и душат как раз шею.
У всех женщин, живущих сейчас в России, за спиной сотни, а то и тысячи лет авторитарного родительства мужского общества, века безответственности, бесправия, безразличия к телесным, физическим и духовным границам. Практически у всех — интериоризированный шовинизм, уверенность в том, что женщина хуже, слабее и глупее мужчины. Легко набить морду обидчику извне. Справиться с раскаленными огромными буквами «ТЫ БЕЗ МУЖЧИНЫ НИЧТО» в собственной голове — практически невозможно без посторонней помощи.
Примеров — бесконечное количество. «Женщина не может быть одна», «Для женщины главное — дети», «Успешные женщины — несчастны», «Либо семья, либо работа» — это пишут и говорят сами женщины, игнорируя все противоречащие примеры.
Именно поэтому порой умницы и красавицы спорят и ссорятся из-за таких мужчин, что волосы дыбом встают. Многовековой страх остаться в одиночестве или умерет старой девой (а в патриархальном обществе женщина без мужа, отца или братьев имеет на выбор четыре профессии: содержантки, проститутки, вдовы на пенсии и нищенки) привязывает женщин к бессмысленным и бесплодным, ограничивающим и унижающих их отношениям.
При этом они еще и пытаются стать этаким угождающим дублем: всегда веселая, всегда красивая, неконфликтная, улыбчивая, всепрощающая, никогда не высказывающая своего мнения, боящаяся оспорить даже самое глупое высказывание своего мужчины (он же боится умных женщин) барышня, которая никогда не устает и всегда хорошо выглядит. Я, когда слышу от старого обрюзгшего мужика, что его жена, которая выглядит на пятнадцать лет моложе него, «уже не то и ее срок прошел» испытываю много чувств. В первую очередь — к самой женщине, которая постоянными компромиссами приучила мужчину, что он — царь и бог в любом виде, а она недостойна его ни при каких обстоятельствах.
Одна из клиенток сказала, что она хотела бы стать для своего мужчины марсианином из романа Бредбери, который превращается в то, что от него хотят видеть. На мой ответ, что он плохо кончил — попал в толпу и попросту разорвался между многочисленными противоречивыми желаниями — она сказала, что ее это не пугает. А ведь стать таким марсианином — личностное самоубийство.
Более того, мужчины сейчас порой сами уже не хотят и не могут нести сто процентов ответственности и принимать все решения (на самом деле это ведь тоже не сахар), они пугаются постоянного угождения и возвеличивания, видят в этом источник проблем и сбегают. А женщина продолжает идти за ними, жалобно спрашивая: «Что я могу сделать, чтобы тебе понравится?», не понимая, что от нее ожидают, что она хотя бы раз попробует сделать то, что понравится ей самой. Это — первый шаг на сложном пути взросления и принятия ответственности.

Феминистки порой и выглядят так ужасно потому, что они — протестующие подростки. Они уже поняли, что «папа не всегда прав», но еще не во всем способны принять ответственность за свои решения, а порой и попросту идут по пути деструкции: частицы «не». «Я не буду готовить!», «Я не буду краситься!», «Я не буду ухаживать за собой!», «Я не буду женственной!», «Я не буду милой!». Здесь еще нет осознания своего «я» — «что я хочу? а чем это может для меня закончиться?» — только протест против. К тому же давно известно, что все, что на самом деле нужно подростку — внимание этого самого папы. Грубо говоря, нет ничего патриархальнее, нежели воинствующая феминистка. За всем, что она делает, стоит «Папа, почему ты меня не любишь?».
Но это хотя бы первый шаг. В Европе, по моим ощущениям, дело уже продвинулось дальше, нежели в Америке или (тут мы вообще в начале пути) России. Там женщины уже позврослели и начали осознавать, что они утащили у мужчин слишком много одеяла и настало время отдавать какую-то часть обратно. В США же, судя по феминистским статьям и законопроектам, барышни пока потрясают отобранным одеялом и радуются, не осознавая, что пытаются построить ту же патриархальную культуру, только наоборот. Ну а в Росии женщины, если продолжить метафору, периодически дергают одеяло, но так пугаются собственной храбрости, что тут же укутывают мужчину по самые уши.

Осознанное родительство и супружество отличается от всех вышеперечисленных вариантов не тем, что женщина (мужчина) готовит или не готовит, убирает или не убирает, работает или не работает. В партнерских отношениях проблемы решаются вместе на основании того, что хочет каждый из участников отношений, а не на основании того, как «надо» и «принято». И внешне эта семья может быть похожа на патриархальную. Но внутренняя атмосфера будет совершенно иной без «жертвенности» и «подчинения обстоятельствам». Это отношения разных — по полу, возрасту, семейной истории и профессиональным навыкам — но равных и уважающих друг друга партнеров.

В общем, какой вывод и о чем было все это «много текста». Патриархальное общество в течение тысяч лет сформировало образ «подчиненной» женщины, который есть в головах даже у очень умных и образованных женщин современности. Терапия этого состояния — на мой взгляд — аналогична той, что ведется с детьми, выросшими с жетскими доминирующими родителями. Просто она более долгая и куда более глубокая. И — вероятно — займет не одну сотню лет, если брать все общество в целом.
Плюсы такой терапии стандартные — человек начинает жить. Не подчиняться, справляться и жертвовать собой, а выбирать, думать и делать так, как он считает нужным. Он обретает самого себя, а ведь на самом деле — это единственное, что у него вообще есть и может быть.

Проверить себя на патриархальную женственность легко: задайте себе несколько вопросов и послушайте внутренние ответы на них: чьи задачи вы решаете в браке? какой у вас образ идеальной жены? насколько вы ему соответствуете и с какими интонациями говорите о своей роли (к примеру «я жена-ехидна — ничего не делаю по дому» — это тоже интериоризированный шовинизм)? знаете ли вы свои плюсы как партнера? какого мужчину предпочитаете видеть рядом с собой? легко ли вам принимать решения или приятней передавать эту функцию кому-нибудь другому? легко ли вам отказаться от своего мнения и желаний, чтобы все были довольны?
и так далее, и тому подобное.

Ответов для этого теста не будет — он открытый. Каждая женщина сама решает, насколько она хочет быть собой и насколько она готова от себя отказаться.

В патриархальном обществе существует разделение на «главу семейства» и прочих домочадцев. Глава семейства — это обыкновенный человек, которому необыкновенно повезло. Его предки по мужской линии обхитрили его предков по женской линии, потому что первыми успели сказать: «Чур, мы главные!». Со временем люди обленились и вместо двух слов «глава семейства» говорят просто «папа». Питерский папа не тратит себя на мелочи. Он думает о судьбах мира и отечества. Ему никто не мешает: все работают, живут, рождаются, умирают. Проходят годы, а папа всё думает. Однажды дети приходят без спроса в папин кабинет и видят: на столе стоит бронзовый бюст, а папы никакого и нет.

Московский папа думает о судьбах своей семьи и детей. Зарабатывает все деньги, какие видит, облагораживает всё, что попадается под руку, устраивает на работу даже самых дальних родственников жены. Когда безработные родственники заканчиваются — берётся за соседей. Если посреди неблагополучного района вы видите благополучный пятиэтажный дом, обнесённый разрисованным ромашками четырёхэтажным забором с колючей проволокой наверху, знайте: это не секретный завод по производству посланий для инопланетных цивилизаций, а дом, в котором живёт патриархальный папа.

В патриархальном обществе детям запрещается проявлять самостоятельность, чтобы ненароком не превзойти главу семейства (он же — «папа») в каком-нибудь умении и тем самым не разрушить его авторитет. Питерские дети, ещё не появившись на свет, уясняют: без папиного разрешения ничего делать нельзя. Поэтому они ничего и не делают. Сидят на кухне, пьют чай, курят в форточку и ждут, пока папа им что-нибудь разрешит. А папа тем временем думает о судьбах мира и отечества.
Московские дети тоже быстро понимают, что без папиного разрешения ничего делать не надо. Но с разрешением-то можно всё! — догадываются они чуть погодя. В надежде получить вожделенное право делать то, что хочется, упорные московские дети разрабатывают презентации, с использованием программы power point, швабры, стиральной машинки и старого проектора для показа диафильмов, но и этого часто бывает недостаточно. К примеру, чтобы пойти на дискотеку, дочке приходится разучить и станцевать перед папой самый сложный акробатический танец (но потом она повторяет его на танцполе и становится королевой клуба). Приобретя полезный опыт защиты проектов перед папой, дети в будущем способны защитить любые свои идеи не только от строгого начальника и вредных завистников, но даже от криворуких доброжелателей.

В патриархальном обществе жена должна бояться мужа своего, чтобы в случае чего он уверенно шел на войну, зная, что раз уж его боится собственная жена, то враги и подавно испугаются. Питерская жена очень боится за своего патриархального мужа. Он же так много думает о судьбах мира и отечества. Не ест, не пьёт! Чтобы сберечь этого мыслителя, жена устраивается на три работы и отправляет детей торговать петрушкой на Сытный рынок. В дом нанимают специальную домработницу с философским образованием, которая не только следит за тем, чтобы папа вовремя ел, но и поддерживает с ним беседы на интересующие его темы.


Московская жена очень боится, что такого хорошего и трудолюбивого мужа у неё уведут. Поэтому всеми силами старается придать ему вид некондиционный и придурковатый. Вырезает из специальных журналов для женщин разработанные специалистами статьи для оглупления мужей и пришпиливает их на зеркало в ванной комнате. Пока муж спит, снимает с вешалки его парадные брюки, подшивает сзади одну брючину так, чтобы казалось, будто она задиралась до самого колена. Наносит на свежекупленный галстук акриловой краской несочетающиеся с рубашкой полосы. В крем для бритья подмешивает синьку. Устраивает пиар-кампанию на тему «как же мне с ним тяжело». Но иногда, перестаравшись, портит всё дело. Узнав, как она, бедняга, мается с этим ужасным человеком, к ней приходят три женщины из комитета по защите женщин. Посчитавшись при помощи детской считалки, члены комиссии решают, кто из них пожертвует собою и возьмёт ужасного человека на перевоспитание насовсем.

Патриархат: возникновение и развитие.

Оригинал взят у sanvenus в ПАТРИАРХАТ : ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ.

«Появление и рост частных богатств, сосредоточение их в руках мужчин как ОТДЕЛЬНОЙ, ВНЕРОДОВОЙ СОБСТВЕННОСТИ повело к укреплению (правильно — содействовало возникновению) индивидуальной семьи и превращению её в семью моногамную, что привело к смене матриархата патриархатом, с распадом родового общества. Это было, по словам Энгельса «. всемирно-историческим поражением женского пола» (Маркс К. и Энгельс Ф. соч.2 изд., т.21, стр.60)». Верно, что возникновение личной, а затем и частной собственности представляло угрозу матриархальному обществу равенства, но всё было совсем не так просто.

Собстенничество хотя и способствовало индивидуализации и распаду общины, тем не менее индивидуализация мужчин, причиной которой явился гостевой брак, и сыграла решающую роль в возникновении собственничества. В эпоху общинного уклада не могло быть достаточно большой концентрации материальных ресурсов в одних руках. Не собственность стала детонатором разложения общинной формации, а именно растущий мужской индивидуализм явился причиной возникновения собственнической психологии, что было связано с большей независимостью мужчин от общинных ограничений. В то время, как женщины, имеющие куда больше возможностей для социальной реализации в обществе (они были главы семейств, владели недвижимостью, контролировали и распределяли принадлежащие роду ресурсы), мужчины, не отвечающие ни за что, ни за состояние жилища, ни за материальные ресурсы, были свободны от забот и вели полубродячий образ жизни. Если женщины занимались преимущественно земледелием, то пастушество было исконным занятием мужчин, что, как и гостевой брак, ещё более способствовало их отчуждению от общины, материнского дома и развитию индивидуализма. Потому психология собственничества возникла не внутри общины, а вне её, чему способствовала значительная автономия мужчин в сочетании с их очень незначительной ответственностью перед родом. Никакого чувства собственности при общинном укладе возникнуть не могло. Людям той эпохи не были знакомы понятия «твоё» и «моё». У значительной части мужчин, проводивших значительное время на лоне природы, со стадами домашних животных, либо путешествующих от дома к дому на правах временных сожителей в рамках гостевого брака, постепенно сформировалось чувство отчуждённости и независимости. В материальном смысле их никто не контролировал, и у них возникла привязанность к тем материальным ценностям, которые находились в их личном владении. И как бы ни скудны они были, это были всё же ИХ ЛИЧНЫЕ ЦЕННОСТИ, не контролируемые ни матерью, ни общиной. И хотя женщины, главы семейств, распоряжались несравненно большими ресурсами, но собственниками их они себя никогда не чувствовали. У женщин это было чувство ответственности за благосостояние рода, семьи, детей, жилища, урожая. Женщина, мать, кормилица и защитница, она всегда чувствовала высокую степень ответственности. Чего никак нельзя сказать о мужчинах, освобождённых практически от забот и находящихся дома в повиновении у матери, либо у временной сожительницы, проживая в её доме. Развившееся у мужчин чувство собственности явилось причиной стяжательства и воровства. Воров изгоняли из общества. Правда, они могли найти себе прибежище в соседних племенах. Но и там в скором времени они запятнали свою репутацию антиобщественными поступками и превратились в полных изгоев. Воры всюду были персонами нон-грата. Асоциализованные мужчины объединялись в банды, вели бродячий образ жизни, промышляя грабежом, охотой, а позднее занимались скотоводством. Они похищали девушек, насильно удерживая их в качестве секс-рабынь. С появлением женщин-невольниц, разрозненные банды увеличивали свою численность не только за счёт притока асоциальных элементов, но также и путём естественного прироста. Из таких криминальных кланов впоследствии развились патриархальные племена кочевников-скотоводов.

Итак, чем же всё-таки объяснить, что все вожди и основатели патриархатных народностей — десоциализованные элементы, изгнанники, неизменно связанные с пастушеством? Стяжатели и воры, соблазнители своих сестёр на инцест, наказывались изгнанием из родов и общин. Они могли найти себе приют в соседнем племени, но ненадолго. Выжить в одиночку в дикой природе было почти нереально, и изгои объединялись в преступные сообщества. Они научились искусно защищаться от диких зверей, селились в труднодоступных местах. Чтобы выжить, а охота была невыгодна, т.к. отбирала много сил и времени, а результаты её были скудными и недостаточными для поддержания существования, да и охотиться было почти нечем, изгои украдкой подкрадывались к селениям и воровали домашних животных на общинных пастбищах. Затем стали разводить их сами, так меньше риска и больше изобилия. Изгои, нуждаясь в сексуальном удовлетворении, похищали молодых девушек, насильно удерживая их у себя. Несчастная похищенная, очень часто совсем ещё юная пленница, вынуждена была терпеть постоянные изнасилования со стороны нескольких мужчин. Дети, родившиеся от таких полузамученных пленниц, росли в атмосфере воровской шайки и другого общества не знали. Постепенно из такой банды развивалось племя, в котором безраздельно господствовал главарь, Отец. В патриархатных племенах царил культ Отца. Ему принадлежали и все похищенные девушки. Впоследствии пленницей владел её похититель. Позднее, когда банды изгоев стали более многочисленными, властолюбивые вожаки стремились вернуться в общество, откуда некогда были изгнаны. Но изгой не может возвратиться легально. Единственным путём возврата мог быть лишь путь покорения и утверждения своего статуса насилием и террором. Однако такие авантюры в подавляющем большинстве случаев оканчивались неудачно и печально для авантюристов: их племена-банды, вооружённые разнотипным и некачественным оружием встречали многочисленные, хорошо вооружённые и отлично владеющие оружием боевые дружины, в значительной мере милитаризованных к тому времени матриархальных народностей (амазонки). Так вместо добычи, кровожадные патриархалы находили свою смерть. Лишь незначительное количество сравнительно малочисленных племён были покорены патриархалами. В таких случаях патриархалы, овладев племенем, обращали женщин в рабство, насиловали, распределяли между собой, отменяли материнское право и утверждали культ Отца.

Источники:

http://fb.ru/article/142145/chto-takoe-patriarhat-o-ponyatii-istorii-i-sovremennosti
http://sbfitness.ru/krasivoe-telo/chto-takoe-patriarhat-o-ponyatii-istorii-i-sovremennosti-chto-takoe.html
http://holy-matriarchy.livejournal.com/212757.html

Читать еще:  Первые признаки депрессии у подростков. Чем опасна депрессия у подростка: лечение и прогноз
Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector