Истории неудачных родов. Мой невеселый рассказ о родах

Совсем грустная история

Это совсем не праздничная и невесёлая миниатюра.

Однажды я забеременела, и собралась рожать. Рожать было необходимо – и муж был бесплодный, да и возраст уже поджимал, всё-таки 33 года.
Спросите — почему муж не лечился? Не захотел он, он, вернее начинал, но так как это вопрос не быстрый, то он выбрал – водку. Спросите – зачем с таким жить осталась и не развелась? А потому, что с самого детства одна – ни подруг, толком, ни, естественно, друзей. Вышла замуж за того, кто задержался надолго.
Скажу честно, в 19 лет я рожать от этого человека не стала, и в страшном сне себе представить не могла, что замуж за него пойду. Но, как говорится, человек предполагает, а бог располагает. А, когда собралась, мне было 24 года, от мужа родить – он уже не мог.
То, что муж бесплодный, я не придумала – мы ходили в больницу, проверялись. Естественно, если женщина не может зачать, значит — она и виновата. Но, меня проверили – всё нормально, а вот у него 2% живых.
Это к вопросу – почему женщины не рожают.
Так вот, однажды я забеременела, причём, не от кого-нибудь, а от любимого человека. Это была любовь с первого взгляда, а не тупое удовлетворение своей похоти.
Как же я была счастлива, как же я ждала этого ребёнка!
Беременность была отличная, все анализы в норме, к врачу ходила, как надо. Даже токсикоза не было, из еды ни на что меня не тянуло, поправилась на 8 кг., в общем – всё прекрасно.
Настало время ехать в роддом.
Я знала, что время подошло, и уже обязательно надо ехать, но что-то меня держало. В этот же день мне домой позвонила врач-гинеколог, которая меня наблюдала, и я поехала.
Учитывая то, что у меня отличная беременность, я не стала выбирать какой-нибудь «крутой» роддом, и поехала в тот, который был прикреплён к нашему району.
В родильный дом я прибыла вечером, ночью у меня начались схватки, под утро стало совсем больно. В 8 часов утра я сделала УЗИ и меня осмотрела зав. отделением, сказала, что всё хорошо и я к 10 часам вечера рожу.
Тут начались мои мучения. Ночь не спала, есть, естественно, ничего не ела, боли ужасные.
Опытные женщины мне сказали, что чтобы всё хорошо завершилось, надо заплатить своему врачу, который будет принимать роды. Роды у меня должна была принимать та самая зав.отделением, которая меня и осматривала. Я заплатила, сказав, что заранее за всё благодарна.
Вот тут начинаются продолжаться мои страдания. Воды отошли в 18 часов, продолжаются жуткие боли. Шейка матки раскрывается только на три сантиметра. Я прошу какое-нибудь обезболивающее – терпеть уже невозможно, уже около 10 часов мучаюсь. Мне ставят через позвоночник лидокаин. Это помогает, но минут на 10.
Уже час ночи, я начинаю умолять, чтобы мне сделали кесарево сечение, на это мне говорит моя врач, что у меня нет показаний к кесареву. И только, когда она взяла, и очередной раз послушала сердцебиение плода, и толком ничего не услышав, меня начали готовить к операции.
Дальше было тоже интересно.
Сначала мне поставили укол лидокаина, проведя чем-то по животу, врач спросила:
— Чувствуешь?
— Да – ответила я.
Потом мне поставили ещё.
— Чувствуешь?
— Да!
Я слышала разговор врачей.
— Ты, наверно, была раньше наркоманкой, раз всё чувствуешь! – заявила одна из врачей.
Потом мне сделали общий наркоз, и я уже ничего не чувствовала.
Очнулась я на рассвете в реанимации. Начала требовать к себе врача, чтобы узнать, что с ребёнком. Врач, принимавшая у меня роды, пришла, в каком-то помятом состоянии. Она рассказала мне жуткую историю, что у ребёнка была ТРИЖДЫ обмотана пуповина вокруг шеи, и вообще он не выживет.
К 10 часам ко мне в реанимацию опять пришла моя врач, и я ей дала свою «сотку», и оставшиеся деньги, так как в реанимации положить их было некуда.
Сначала сказали, что я могу сходить, посмотреть на своего ребёнка, но потом меня перевели в другое отделение, и все замолчали.

В отделении гинекологии я пролежала 5 дней, и только перед выпиской узнала, что ребёнок умер через 10 часов после рождения.
Мои родственники были в больнице в это время и узнали о трагедии сразу же, они говорили с врачом, принимавшей роды. Как рассказывала потом моя мать, её всю трясло, и она сказала: «извините, у меня такое за 20 лет впервые». Хоть телефон вернула, и то – спасибо!

Вообще, в этой больнице происходили и ещё интересные вещи.
Принесли мне мои родственники плавленый сыр. Такой, в круглой коробочке, где лежат сырки, нарезанные треугольными дольками. Таких коробочек было две – одни сырки со вкусом бекона, а другие со вкусом грибов. Позже, по телефону меня спросили:
— Тебе какой сыр больше понравился?
— Как какой? Мне передали только одну коробочку, и то на половину пустую.
Потом мне приносили в больницу ещё суп из курицы, и я даже обрадовалась, увидев в банке с супом мелкие куриные кусочки. «Как здорово они догадались сделать!» — подумала я. Оказывается с супом ещё предали и пол курицы, но та таинственно исчезла.
Видимо, совсем голодали медсёстры в этой больнице!
Выписавшись, я ходила к патологоанатому, узнать причину смерти ребёнка, он сказал, что было кровоизлияние почти во все органы, а в остальном ребёнок был абсолютно здоров.

Ах, эти два слова «если бы»!
Если бы я поехала в другую больницу…, если бы мне сразу сделали кесарево…, если бы…, если бы… .

И ещё наших врачах-профессорах.
Случилась со мной плохая неврологическая болезнь, мне тогда помог один врач.
Тогда он мне помог, спасибо ему за это, потом я стала замечать за собой нехорошие признаки поведения, которых раньше не было. Я сказала об этом своему профессору. Он мне посоветовал попить таблетки на травах. Между тем, моё состояние становилось всё хуже и хуже. И только когда я прошла обследование уже под руководством другого врача, тогда выяснилось, что всё уже запущено и я – инвалид.
Если бы он вовремя отправил меня на обследование, сейчас я бы была здорова.
Если бы.
А мой профессор мне заявил: «извини, это моё упущение».

Короче, бобло все горазды брать, причём неплохое, а делать ничего не хотят. Никого ничего, кроме денег не трогает!

Будущим мамочкам посвящается. История моих неудачных родов

Давно хотелось поделиться с кем-нибудь, рассказать, пожаловаться, выплакаться, успокоиться.. Хотя последнее вряд ли когда-нибудь удастся. И тут появилась такая возможность.. Долго собиралась с мыслями – стоит ли, интересно ли, важно ли, но все-таки решилась.

13-го февраля моему сыну исполнилось 8 лет. 13-го.. Не то чтобы я плохо относилась к этому числу, но и впечатления, с ним связанные, остались не очень хорошие.. Моя подруга уверенна, что именно из-за него все несчастья, т.к. 13-го числа, не помню, какого месяца и года, умер от обычной простуды ее сын. Все возможно, но я как-то мало верю в такие вещи, поэтому не буду сгущать краски.

В начале лета 2005-го я узнала, что беременна. Муж мой, теперь уже бывший, отнесся к этой новости ровно. Сказал лишь, что это мое дело – рожать или нет. Мое так мое, тем более, если бы он даже был против, я бы все равно решила оставить ребенка. Ведь я была уверена, что будет мальчик, как я и хотела. И как видите, не ошиблась. Кстати, эта была моя вторая беременность. Моей старшей дочери на тот момент было полтора года. Я всегда мечтала о том, чтобы у меня были дети-погодки, и чтобы обязательно мальчик и девочка.

Все было хорошо. Страхов, как при первой беременности, совсем не было. Тем более все говорили, что второго ребенка рожать легче. Мой муж тогда был моряком. Год был в море, два-три месяца дома. Когда я была на пятом месяце, он ушел в моря. Мы остались вдвоем с дочерью. Может, влияла беременность, но в душе были обиды. Мне казалось, что меня бросили. Я часто плакала по ночам, ощущая себя самой несчастной и обделенной. Ведь это была моя вторая беременность «в одиночку». В первый раз муж приехал только к родам.

Итак, беременность моя протекала неплохо, на здоровье я не жаловалась, носить малыша было легко. Небольшие проблемы, правда, появились во второй половине. У меня стало падать давление, оттого частенько темнело в глазах, штормило. Но я не переживала ни за себя, ни за ребенка, т.к. вовремя посещала врача, сдавала анализы, в общем, была примерным и послушным пациентом женской консультации. Анализы мои всегда были в норме, результаты УЗИ радовали, врачи сулили здорового малыша – что еще может быть нужно? Но однажды, когда до родов оставалось совсем немножко, я вдруг стала чувствовать какие-то странные, никогда ранее не испытываемые, боли, которые с каждым днем становились все интенсивнее. Болела лобковая кость. Странно чувствовать такое. Ведь в первую беременность такого не было. Во время очередного посещения врача я рассказала ему все в мельчайших подробностях, на что услышала короткий ответ: «А как ты хотела? Ребенок растет, давит. Родишь – все пройдет». Я даже обрадовалась такому ответу, решила, что ничего страшного, действительно, раз так легко отреагировали. Тем более я знала, что каждая беременность протекает по-своему, что многое зависит от положения плода, его размеров, предлежания и т.д. и т.п. Да и гинеколог, приятная во всех отношениях женщина, внушала доверие.

Я успокоилась, но смириться с болью было нереально. С каждым днем мне становилось только хуже. По ночам я не могла шевелиться, а по утрам мне нужно было полчаса расхаживаться, чтобы ходить хотя бы как старая утка. Больше ничего не беспокоило, но этого хватало сполна. Представьте себе: ребенок в соседней комнате кричит, а ты не можешь до него ни дойти, ни доползти. Что с ним? Застрял? Упал? Может, срочно нужна помощь? В общем, картина жутковатая. Но все же ходить мне надо было, т.к. мы были только вдвоем с дочкой. А ей нужно было и приготовить, и постирать, ну, в общем, кому я рассказываю..

Каким-то чудом я продолжала еженедельно посещать своего гинеколога, сдавать анализы. Каждый раз я со слезами на глазах рассказывала врачу и медсестре как мне больно и тяжело ходить. Но они лишь улыбались мне в ответ и обещали, что совсем скоро все закончится. С каким нетерпением я ждала родов, описать просто невозможно. И, наконец, наступил тот момент, когда я почувствовала первые схватки. Вроде бы должно быть страшно, но я радовалась как ребенок. Совсем скоро мои страдания закончатся – думала я, хотя самые настоящие мучения ждали меня впереди.. Меня и моего сыночка. Но в то утро, 12-г февраля, ничего не предвещало беды. Со мной тогда ночевала моя свекровь. Она тоже очень радовалась, особенно тому, что рожу я 12-го, а не 13-го. К этому числу у нее тоже было не самое радужное отношение. И она словно чувствовала, что если я опоздаю, то что-то случится.

Я дождалась, пока интервал между схватками сократился до 10 минут, и вызвала «скорую». Самое интересное, что я нисколько не переживала и не боялась предстоящей боли, хотя в первый раз я разродилась только после 41 часа схваток и 4-х часов потуг! Наоборот, я радовалась приближению родов. Тем более живот у меня был не такой большой, как перед первыми родами, и я была уверенна, что рожу безболезненно и быстро. И вот я в роддоме. После всех положенных процедур меня оставляют в предродовой один на один со своими схватками. Странно, но кроме меня больше никого не было. Хотя ближе к вечеру из патологии для беременных привели одну женщину, но через некоторое время снова увели. Я осталась совсем одна. Боль переносила я довольно легко, не кричала и не сходила с ума, как при первых родах. Наступила ночь. Не успела я родить 12-го..

Когда пришло мое время, прикатили каталку, к ней лестницу. Я должна была взобраться на нее. И тут началось самое страшное. Пытаясь поставить ногу на первую ступеньку, я вдруг поняла, что не могу поднять ногу. Не только из-за адской боли, но и из-за того, что мне что-то мешало это сделать. Я чувствовала какой-то хруст и покалывание в области таза. Сказала об этом всем, кто был рядом. Народу почему-то было много. Наверное, потому, что рожениц больше не было. Вдруг все засуетились, вышли, оставив меня одну. В коридоре я слышала шепот, но не могла разобрать, кто и о чем говорит. Я стала понимать, что происходит что-то неладное. На мои вопросы никто не реагировал, и это наводило еще больший ужас. Спустя некоторое время пришел незнакомый врач, спросил меня о том, как проходили мои первые роды, есть ли выписка и все. Я рассказывала кратко, иногда выкрикивая во время потуг. На мои вопросы он не ответил. Ушел. Пришли два парня, водрузили меня на каталку и повезли. Ехали долго. По длинным коридорам, потом в лифте, затем снова по коридорам. Наконец, остановились. Вокруг непонятные люди в домашней одежде, с переломанными руками и ногами, рядом на такой же каталке старушка, скрученная от боли. Я увидела кабинет, вход в который был «строго воспрещен». И тут меня осенило – мы в травматологии, у рентген-кабинета. Я спросила: «Почему мы не заходим?» Мне сухо ответили: «Очередь». Представьте себе: я рожаю и одновременно стою в очереди на рентген!

Очередь была, к счастью, небольшой, и меня приняли. Затем ждали результата, затем врача, затем вердикта. Но мне ничего не сказали, я ждала в коридоре. По дороге обратно надо мной наклонилась какая-то женщина в белом халате и почему-то полушепотом сказала: «у тебя трещина лобковой кости. 7-8 мм. Если родишь сама, то можешь остаться калекой, а у тебя дети. Так что думай». Думать в такой ситуации и при таких ощущениях очень сложно. Я поняла, что думать надо о кесаревом сечении, и решилась положиться на мнение врачей. Как скажут, так и сделаю, — подумала я, — ведь врачи не станут делать плохо. Мне принесли на подпись бумагу – согласие на операцию. Читать, как понимаете, не было ни сил, ни желания, — только бы скорее все это закончилось. Подписала.

Забегая немного вперед, скажу, что тогда, а может и сейчас тоже, акушеры за каждую операцию получали дополнительную зарплату. Это я узнала намного позже родов. Тогда я и поняла, о чем были те шепоты. Кстати, врач-травматолог, который посетил меня после операции, был очень удивлен тому, что меня прооперировали. Как кесарево? Зачем? Вторые роды и кесарево? – поражался он. Оказывается, при моей «трещине», которая была всего лишь физиологическим расхождением костей, что всегда бывает при родах, я смогла бы родить сама! Но как же тогда премия..

Вернусь к родам. Рожаю я или нет, я не понимала. Тужило меня каждые полминуты, а может и чаще, не помню. После того, как я подписала бумаги, меня сразу решили везти в операционную. И о, ужас! Она была не готова! И самое интересное, что мне не постеснялись об этом сказать. Ладно, меня не планировали оперировать, но как же экстренные случаи? Но разбираться было некому. Мне подсоединили капельницу, останавливающую родовую деятельность! Было страшно. По-настоящему страшно. Каждый раз, когда в палату забегала акушерка и слушала сердцебиение ребенка, я с ужасом вглядывалась в ее лицо. Тужить меня стало пореже, но так же сильно и долго, как и прежде. Наконец, после двух (!) часов ожиданий меня повезли резать. О том, как меня скручивали и кололи, как попали только с 4-го раза, как кричали на меня, что я гроблю своего ребенка, я промолчу. Не это было самым ужасным. Я чувствовала что-то плохое. Не знаю, что именно, но плохое. Еле слышное «Господи, помоги!» от хирургов убило во мне последнюю надежду на счастливый финал.

Свершилось. Мне, наконец, показали моего сына. Он выглядел крепким, сильным. Только цвет его кожи мне показался немного синеватым или даже с фиолетовым оттенком. Но, как бы то ни было, он плакал, а значит, был жив. И это было самым главным для меня. На грудь мне его положили буквально на секунду. Вес 3450, рост 52. Это единственное приятное, что я услышала за последние сутки. Затем меня начали сводить судороги. Снова суета, беготня. Общий наркоз в вену.

Очнулась я от жуткой боли в животе. Наркоз отошел, и рана болит. Не пойму, что со мной, где я, день или ночь. Огляделась вокруг. Лежат несколько мамочек на таких же кушетках, и рядом с ними в стеклянных люльках лежат детки. А у меня нет никого.. спросила медсестру, та ответила: все вопросы к врачу. Попросила пить, не дали. Узнала, что потеряла много крови, что делали переливание. Снова уснула.

Разбудила меня милая женщина с косой на бок, заведующая детским отделением. Сказала, чтобы я прошла за ней. Я лишь спросила: «Он живой?» «Живой» — ответила она. Мы пришли в детскую реанимацию. Я никогда раньше не видела и не подумала бы, что из младенца может торчать столько трубочек. За моего бледненького и худощавого мальчика дышал огромный аппарат. Комок подступал к горлу, но я не плакала. Врач спокойно мне рассказал о том, что на вторые сутки мой сын перестал дышать, что произошло кровоизлияние в мозг, и что они сделают все возможное, чтобы его спасти. И еще она сказала, чтобы я не сильно надеялась, что он будет полноценным ребенком.. Я не совсем понимала, о чем она говорит. Ведь я столкнулась с таким впервые. О том, что его просто выдернули из родовых путей обратно, мне сказали уже позже, и совсем другие врачи.. Словно зомби я вышла из реанимации и пошла как будто в пустоту. Мимо проходили мамочки с детьми на руках, я провожала их взглядом, и мне казалось, что все это происходит во сне.

Однако, я столкнулась с самой что ни на есть настоящей реальностью. Мой сын пролежал в коме 11 суток. Задышал. Я была счастлива. А дальше — патологии, неврологии, диагнозы и бесконечное лечение, которое длится по сей день. Лечение от неизлечимой болезни – ДЦП. Но это уже совсем другая история. Кто виноват? Врач из женской консультации, которая не отправила меня на рентген? Или врач из роддома, которая сделала мне операцию при отсутствии к тому показаний? Я не знаю. Знаю только то, что абсолютно здоровый, доношенный ребенок стал инвалидом не по своей или моей вине. Кстати, в моей выписке из роддома написано, что во время беременности я переболела краснухой. Хотя о такой болезни я хоть и слышала, но ничего не знаю. Из меня хотели сделать виноватую, как видите. А ведь они работают дальше. Сколько женщин еще пострадает, а сколько детей, неизвестно. Страшно думать об этом. И не нужно.

Никого не хочу пугать, хочу только предупредить всех, кто собирается стать мамой. Следите за своим здоровьем сами, не стоит всецело доверять врачам. Обращайтесь к другим специалистам, если одни не помогли. Все в наших руках, нужно только научиться прислушиваться не только к окружающим, но и к себе.

Форум на Saechka.Ru — энциклопедия домашнего уюта

НЕудачные истории родов

  • Нравится
  • Не нравится

Tanuchka 22 июл 2008

ТОлько что по «Домашнему» была передача и сюжет про эпидуралку. Повредить костный мозг не могут, т.к. делают в пространство между какими-то там позвонками. Роженица не чувствует боли при схватке, а только как живот напрягается. Противопоказания — нарушение свертоваемости крови, травмы головного и спинного мозга, высокое давление. Тоже самое, как и выше, сказали про последствия: головные боли и боли в спине, ребенок наблюдается у невропатолога ,т.к тоже какие-то последствия (прослушала). Также теряется «единение ребенка и мамы в родах», т.е. «ребенок всё проходит сам».

В тему прочитала только что. аж мурашки по коже. Думала куда эту историю поместить в тему «Тупости» или «Я-беременна» Самые ужасные роды 27 декабря 2005 года мой тест наконец-то показал две заветные полоски. Как я была рада. Конечно же, все мои родственники радовались вместе со мной, ведь мне так долго не удавалась беременность. Больше всех ликовал мой муж, он в буквальном смысле носил меня на руках. Эти 9 месяцев прошли для меня очень легко. Давление, вес, анализы — все в норме. И ни одного сохранения. Единственное, что немного напрягало, это то, что таз был все-таки узковат. Но врачи в женской консультации меня успокоили, сказав что среднестатистический ребенок весом до 3.700 кг. пройдет. И вот уже прошел день, когда, ориентировочно, я должна родить, а схваток все не было. Решила сама ехать в роддом. Несмотря на то, что у меня пошла 41 неделя беременности, врачи делать ничего не собирались, положили меня в ОПБ. На 42 неделе ребенку в матке стало так тесно, что он практически перестал шевелиться. И, наконец, врач предложила мне стимулированные роды. На следующий день с утра мне сделали клизму, я приняла душ, врач проколол мне плодный пузырь. Перед тем, как проколоть, он долго ковырялся во мне своими толстыми пальцами. Было очень больно. Такую сильную боль я не испытала даже во время схваток и родов. В тот момент мне казалось, что он специально пытается причинить мне боль. После этой процедуры из меня хлынули воды и перевели меня в предродовую палату. Она была рассчитана на 6 человек и все койки были заняты. От отхождения вод и начала схваток прошло 10 часов, но шейка матки все не раскрывалась. Соседке по палате с такой же ситуацией предложили кесарево сечение. Мне не предложили. Я просила прооперировать меня, мне отказали. Наконец, еще через 5 часов у меня начались сильные схватки, за ними — потуги. На родильное кресло меня уже буквально тащили по коридору, сама я идти уже не могла. Тужилась я изо всех сил, но ребенок упорно не желал выходить. Подошел врач, посмотрел меня и, наконец, сам понял, что все идет не так как надо. Мой малыш застрял у меня в тазу, и все мои усилия были напрасными. Пришла заведующая родильным отделением и налегла на меня всей своей огромной массой. Я почувствовала, что не могу из-за нее даже вдохнуть, сквозь пелену видела, как, схватившись за голову, вокруг меня бегал врач, как кричали что-то акушерки, но голоса их я слышала все дальше и дальше. Почему-то увидела себя на берегу моря, закат солнца над горизонтом, мелкий морской песок, приятный шум прибоя. Легкий морской бриз развевал мне волосы. А я смотрела на закат, и мне хотелось навсегда остаться в этом месте. Очнулась я от яркого света, бьющего мне в глаза. В последний момент увидела, как от меня уносят сине-фиолетового ребенка. Он не плакал и не шевелился. На следующий день я подписала бумаги, и врачи увезли его в детскую реанимацию. Родился он на1-3 балла по Апгару, весом 4.520 кг! На протяжение недели нахождения в роддоме, я звонила в ту детскую реанимацию и каждый раз мне отвечали, что шансов на спасение моего малыша практически нет. После выписки из роддома я сразу поехала к моему карапузу. Когда я его увидела, слезы брызнули из моих глаз — весь в проводочках, исколотый, под глазками синие круги и в коме. Голова похожа на вытянутый кабачок, кости черепа сместились, когда он во мне застрял, мозг почти полностью раздавлен. Месяц он лежал в реанимации в коме, а я каждый день звонила и спрашивала, нет ли ухудшений. Мои молитвы были услышаны, через месяц мой малыш очнулся. Его перевели в палату интенсивной терапии. Через несколько дней и я легла в больницу, ждать, когда его переведут ко мне. Его лечащий врач сказал, что прогнозы на будущее очень не утешительные, что малыш мой будет вечным инвалидом, короче говоря, овощем. Сразу от нас открестился, сказал, что такой диагноз это приговор и за лечение не возьмется ни он, ни другие врачи, т.к. это бесполезно. Когда ребенок полностью пришел в себя, начала сходить с ума уже я. У него всегда и сильно болела голова. Он не плакал, а истошно кричал. Это продолжалось до тех пор, пока он не терял сознание. Успокоить его я не могла в любом положение и при любом укачивании. Врачи говорили, что ничем не могут помочь и только разводили руками. Кричать он начинал примерно в 1.30 ночи и продолжал до 7.30 утра. Потом нас перевели в другую больницу. Там одна медсестра сказала мне, что такие детки, как у меня, долго не живут. Сделали УЗИ головного мозга, оказалось, идет процесс деградации мозга. Видимо, под влиянием этого он перестал видеть и слышать, усилились судороги. Я была в вечной депрессии и всегда хотела спать. Промучился мой малыш на этом свете долгих для него 5 месяцев. Потом Бог забрал его к себе. Рожала я в прошлом году. Сейчас идет 31 неделя моей новой беременности. Чем меньше времени остается до родов, тем больше меня гложет страх, что все это, не дай Бог, снова повторится. Разумеется, теперь я рожать буду платно, и платить будем именно за кесарево сечение. Но везде ведь соломки не подстелешь, правда? www.passion.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=7836&mode=thread&order=0&thold=0

  • Нравится
  • Не нравится

zhuzhu 22 июл 2008

Ну вот тебе, Надя, повезло, что не родила под этим наркозом .

В тему прочитала только что. аж мурашки по коже

Ужасная история, тоже мурашки по коже, аж волосы шевелятся. бедная женщина.
Не, беременным это читать нельзя.
Сообщение отредактировал zhuzhu: 22 июля 2008 — 14:58

Источники:

http://www.proza.ru/2013/01/04/1345
http://girl-lady-mom.com/post/164/
http://forum.saechka.ru/index.php/topic/1564-neudachnye-istorii-rodov/

Читать еще:  Мужская коррекция бровей. Мужской татуаж бровей, век, губ
Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector