Счастливые истории об усыновлении детей. Мы с самого начала увидели, что Макс лучше раскрывается в знакомой, семейной обстановке, а не в большом классе. В три года Макс, как все дети здесь, поступил в младшую группу — и вскоре адаптировался, нашёл много д

Содержание

Истории усыновления

Я несколько раз принималась за этот текст и несколько раз откладывала его в сторону, потому что меня сносит то в сторону океана розовых соплей, то на манящие своей жестокостью скалы жести как она есть. На самом деле, правда где-то посередине, [. ]

Кто, если не мы

Мы с супругом в браке 10 лет, но, как мы ни старались, детей не было. Мы ходили к врачам, даже решились на ЭКО, но так ничего и не получилось. Мысли об усыновлении пришли внезапно. Супруг в это время находился на [. ]

История Игоря и Татьяны Байдак. Начало

Долго писала этот текст. Не хотелось бы, чтобы он получился пафосным или занудным. Одно можно сказать точно — он получился длинным. Приемные дети: как пришли к решению, кто вдохновил, реакция родных, адаптация, сложности, радости и рекомендации — об этом вот [. ]

Из щелкунчика в принцы

Признаюсь сразу, что писалось трудно. Слова упорно не ложились ровно, а роились в голове, как августовские мухи. Никого не хотелось пускать в свое материнство – как будто натопчут. Но я попробую. Это было просто вступление. Теперь о сыне. Мне очень [. ]

Обретение счастья

Москва. Сырость и промозглость. Я сбежала с семинара, вернее, вовсе не пошла на него. Ведь остался всего один день в столице и назад – в родной город к любимым родителям и мужу, к моим ученикам и коллегам, друзьям. Последняя надежда… [. ]

У Бога – Свои планы, и они – самые лучшие!

Часть 1. САША Когда я была студенткой медуниверситета и наши занятия по детским болезням проходили в республиканской клинике, в ординаторской стояла кроватка, в которой лежал 9-месячный белокурый малыш. Не знаю почему, но за неделю занятий я так полюбила его! Сережа [. ]

История нашей приемной семьи

Пишет мама Вера: Наша история приёмной семьи началась со статьи фотографа благотворительного фонда «Дети ждут»: «Я пытаюсь рассказать о нём, чтобы его не забыть», – так писал Сент-Экзюпери в своей самой известной повести. Я пытаюсь иногда рассказывать о каких-то детях из нашей базы, тоже чтобы их не забыть. У каждого фотографа в нашем фонде счёт отснятых детей идёт [. ]

Ренат попал домой: счастливый конец долгой истории усыновления

3 июня 2014 года Верховный суд Российской Федерации принял решение об усыновлении российского ребенка российско-швейцарской семьей Пошон. История усыновления мальчика Рената длилась более 3-х лет. Окончательное положительное решение было принято благодаря личному вмешательству в ситуацию Уполномоченного при Президенте РФ по [. ]

Такие же, как свои

Мне кажется, что мы до сих пор не можем однозначно ответить на этот вопрос – ни я, ни муж, ни наша дочь, не можем сказать, почему мы решили взять в семью приемного ребенка. Просто в какой-то момент почувствовали сердцем, что [. ]

Дневник приемного ребенка

Однажды в ноябре Сегодня она предложила мне переехать к ним насовсем. Я испугался. Этого я не ожидал. Раньше когда-то может быть. Но сейчас не ожидал, нет… и отказался. Сразу отказался, потом заплакал – так невыносимо жалко себя стало. Но переехать [. ]

История Светланы и Леры

Леру я увидела в интернете. Документы у меня были на руках, я вечером зашла посмотреть «Последние известия» и попала на сайт опеки Бокситогорска… И там увидела девочку… лет на 7 старше, чем советовал психолог. Я смотрела на нее дня три, [. ]

История о том, как я перестал быть «Ванькой из четвертой группы»

История моя началась в апреле 2006 года. Я родился. Но аист ошибся и принес меня не той маме. И тогда я попал в специальный домик, где такие же, как я, малыши ждут, когда за ними придут настоящие родители. В этом [. ]

Как я усыновила Сашку

Как из приемника-распределителя «ничейный» малыш попал в полноценную семью… Вот и наступил этот долгожданный день… Сегодня моя первая встреча с тем, кого я выбрала навсегда, случайно увидев маленькое черно-белое фото, лежащее поверх внушительной стопки папок с личными делами «найденышей»… [. ]

Моё большое мамство

Я никогда не думала, что у меня будет трое детей. Не просто не думала, а не хотела… Мы усыновители… Хотя с каждым днем это слово меня удивляет все больше. Мы просто в очередной раз родители, и для меня лично этот [. ]

Мой третий ребенок, моё счастье

Моему сыночку исполнилось десять лет, моей младшей доченьке 4 года. И мне снова захотелось ребеночка. Захотелось не так, как раньше. Не родить, не носить, а найти своего ребенка в ДД. Мы с мужем думали об этом несколько лет. Даже когда [. ]

Я не помню момента, как мы нашли Матвея… или как он нашел нас. Помню только, что в начале августа 2005 года я просила у блаженной Ксении мальчика, а в начале августа 2006 мы получили направление на Матвейку. […]

Вот так я стала мамой

Сколько себя помню, с самого раннего возраста я всегда хотела младшего брата или сестру. Но, увы, это было невозможно, и я была единственным ребенком в семье. Повзрослев, я с большим удовольствием нянчилась с малышами. […]

Спрашивать «Зачем вам это?» меня начали все и сразу. Тети в опеке, потом врачи на медкомиссии. Сначала участливый вопрос: «Своих деток нет?» Почему нет. Есть, двое. И вот тут лица собеседников вытягиваются и принимают такое странное выражение… Смесь удивления, подозрительности [. ]

Читать еще:  Дид игры по сенсорике в старшей группе. Несколько правил относительно организации работы с детьми. Развивающие настольные игры

Дюймовочка

Обычно принято писать только хорошее, из серии: «о… либо хорошо, либо ничего», и душевный стриптиз не приветствуется; и понятно, почему (зачем говорить там и о том, где и так сломано столько копий), поэтому не хотелось ничего рассказывать (какой смысл?! главное [. ]

История моего мамства

Об усыновлении я серьезно не задумывалась, т. к. была уверена, что у меня будут дети, много детей, хоть в родне пример есть (родная тетя усыновила мальчика). Эта история началась в далеком 1996 году, когда я вышла замуж и мечтала о [. ]

Наш опыт и наши ошибки

Давно хотела написать нашу историю, особенно потому, что в последнее время появилось много вопросов про возвраты детей из приемных семей. Наша история – о возврате и… возвращении. Может быть, кому-то, кто стоит на распутье, она поможет принять правильное решение и [. ]

История наоборот

У большинства людей причины усыновления разные, а вот процедура одинаковая. У меня же все случилось как раз наоборот и несмотря ни на что. […]

История про то, как Алёна искала и нашла своих детишек

Наступило время, когда учеба, работа стали просто рутинными занятиями, а существование ради хлеба насущного так наскучило, что пришла нудная депрессия от одиночества и какой-то нереализованности. И тут я поняла: хочу ребенка! Замужество мне в ближайшие дни не светило, поэтому я [. ]

Как мы нашли друг друга…

Давно хотела рассказать историю нашей с сыном встречи, вместе мы уже почти полгода — как же быстро они пролетели в ежедневных хлопотах, тревогах, откармливаниях, решении проблем со здоровьем и прочих обычных мамских заботах. […]

Как мы стали родителями

Так всё начиналось Года через два после свадьбы мы с мужем начали задумываться о ребенке. Почему-то мне всегда казалось, что у нас будет именно девочка. Я представляла маленькую девочку с волосами, как у меня, и глазами, как у мужа. Время [. ]

Приглашаем к участию!

Друзья! Наконец-то мы можем объявить о событии, к которому шли долгие полгода. Открыта регистрация на «I Международную научно-практическую конференцию по подготовке и сопровождению замещающих семей «Дома лучше». Современный опыт и перспективы», которая пройдет 5-7 декабря [. ]

Центр ранней помощи в Карелии

Хорошая новость из Петрозаводска. На базе специализированного дома ребенка открылся Центр ранней помощи детям с ограниченными возможностями здоровья. Это центр-результат долгого сотрудничества проекта «Дом для ребенка» благотворительного фонда «Дети ждут», Института раннего вмешательства г. Санкт-Петербурга [. ]

Дома лучше

1 июля на Соборной площади Петропавловской крепости открылась выставка под названием «Дома лучше». Это фотопортреты детей, чьи давно знакомы фотографам фонда «Дети ждут». За них горячо переживали сотрудники фонда и еще много-много неравнодушных людей. И [. ]

Каждый ребенок заслуживает детства!

Поддержите наш фонд и помогите детям-сиротам найти любящие семьи!

© Благотворительный фонд помощи детям, оставшимся без попечения родителей «Дети ждут». Все права защищены и охраняются законом. Полное или частичное копирование материалов сайта разрешено только с разрешения администрации.

Фонд «Дети ждут» занимается профилактикой отказов от детей и содействием семейному устройству детей, оставшихся без попечения родителей: переподготовкой специалистов сиротских учреждений для профилактики депривационных расстройств у детей; подготовкой приемных родителей на базе собственной школы для приемных родителей; психологическим сопровождением приемных семей; содействием социализации приемных детей; профилактикой отказов от детей неблагополучных матерей-одиночек, имеющих сиротский опыт.

Личный опыт: мужской рассказ об усыновлении

Стремление изменить мир к лучшему – это бактерия, которой заражаются один раз и на всю жизнь. В каком бы направлении человек не работал, чем бы ни занимался для личностного роста, он всегда будет преследовать эту мысль. Денис Салтеев менял мир с помощью работы, внедряя в жизни людей новые высокие технологии. А потом нашел еще одно, самое важное предназначение – в приемных детях и собственной семье. Специально для Вести.Медицина с Денисом побеседовала Диана Машкова, писатель, журналист, основатель клуба «Азбука приемной семьи» фонда «Арифметика добра».

Карьера

В юности я был спортсменом. Играл в баскетбол, выступал за один из сильнейших баскетбольных клубов РФ, казанский УНИКС. Обладал званием мастера спорта. Я считал тогда, да и сейчас так же думаю, что спорт это мощный инструмент объединения людей. И конечно, мне нравилось быть частью главной команды республики, защищать честь родного Татарстана. Потом, когда окончил университет, получив специальность физик-теоретик и физик-радиоэлектроник, у меня появились перспективы заниматься фундаментальный наукой, возможно, промышленными вещами.

Но в тот момент Советский Союз резко закончился, а инженеры-радиоэлектроники нефтяной промышленности стали не нужны. Тогда мне и подвернулась очень интересная история. В России в 1998 году начал бурно развиваться Интернет, люди начали пользоваться доступом в сеть. А я эту возможность предоставлял, и четко ощущал в тот момент, что живу не зря, и приношу пользу людям. Наверное, это как было девизом в моей жизни тогда, так до сих пор им и остается.

Потом мы с женой и нашей маленькой дочкой переехали в Москву. В столице я быстро устроился на работу, пришел в один из старейших интернет-провайдеров. Дальше был карьерный рост, новые позиции в известных крупных компаниях в области связи. Я всегда занимался внедрением чего-то нового, привносил в жизнь людей технологии, которыми они раньше не обладали.

А в 2008 году у меня у меня возникло ощущение, что интересные проекты в России закончились. Я больше не чувствовал себя на острие жизни. И тогда достаточно долгое время – наверное, года три-четыре – я потратил на поиск смысла. Мне хотелось развиваться самому и приносить какую-то пользу миру. Вдохновляться и вдохновлять других. Но в тот кризисный период такой возможности не было. Я просто был как все.

Семья

Когда мне исполнилось 38 лет, в России приняли закон Димы Яковлева. Закон спорный, у меня к нему с самого начала было неоднозначное отношение. К тому времени я уже был немного знаком с системой сиротства – с середины двухтысячных помогал детскому дому в качестве волонтера. А потом понял, что это бесполезно. Помочь, если ты обычный человек, можно какому-то конкретному ребенку, а не сразу десяткам тысяч детей, которые живут за высокими заборами учреждений и отрезаны от общества.

Мы с женой тогда поговорили и поняли, что хотели бы попытаться изменить к лучшему жизнь одного ребенка-сироты. Усыновить. Если у нас получится и если хватит на это сил. Тогда я много размышлял о том, что как специалист уже состоялся, а просто зарабатывать деньги, не привнося в мир ничего нового и ценного, мне неинтересно. Я смотрел на дом, в котором живу, и понимал, что в нем слишком много места, что в принципе мои возможности сейчас превышают потребности. Дочка уже почти выросла, еще несколько лет, и выйдет замуж. И что тогда? А еще я прочел в Forbes интервью с известным бизнесменом Романом Ивановичем Авдеевым. Всегда восхищался такими людьми как он, которые системно занимаются решением какой-либо проблемы. В данном случае – проблемы сиротства. У Романа Ивановича у самого 17 усыновленных детей, а вместе с кровными их 23. И он основал профильный фонд «Арифметика добра», который помогает детям-сиротам и приемным родителям.

Читать еще:  Камень пирит, свойства и кому подходит по знаку зодиака. Волшебные свойства пирита и его применение

Мы пошли учиться в Школу приемных родителей. И она неожиданно стала для меня хорошим тренингом личностного роста. Уже в Школе я почувствовал себя лучше: наконец, снова находился в среде людей, у которых есть стремления – такие же, как у меня. И теперь постоянно узнавал что-то новое. Причем, это полностью переворачивало мой мир. Усыновление оказалось делом, которым я хотел заниматься, был рад тратить на него много времени, вести о нем разговоры. Я начал читать специализированные книги, изучать детскую и подростковую психологию.

Мы успешно прошли обучение, собрали необходимые документы и получили заключение о возможности быть усыновителями. После курса ШПР, где мы постоянно слышали о том, что «все закладывается до трех лет», решили с женой, что, наверное, нужно усыновлять ребенка помладше. Лет до пяти. И столкнулись с интересной ситуацией — большинство сотрудников органов опек отвечали на наш запрос коротко и ясно: «детей нет». Тогда мы еще не понимали, почему получаем такой ответ, ведь точно знали, что в детских домах столицы сирот несколько тысяч. Но в Москве мы так и не получили ни одного направления на знакомство с ребенком, поэтому решили поехать в родные края, в Татарстан. Объездили там несколько городов и поселков, оставили везде копии заключения о возможности быть усыновителями.

Спустя месяц, когда уже вернулись в Москву, нам позвонили. Предложили немедленно прилететь, чтобы познакомиться с девочкой. Маленькой Даше, которая, как и мы с женой, и наша кровная дочь, родилась в Казани, было всего два месяца. Дашу мы удочерили в 2013 году. И очень скоро появилось чувство, что вытянули счастливый билет – хотели просто помочь ребенку-сироте, а получили такую огромную любовь, о которой не смели даже мечтать. Мне казалось, что только тогда, в 39 лет, я по-настоящему созрел для отцовства. Кстати, первое слово нашей маленькой Даши было «папа».

А всего черед год мы с женой подумали и пришли к выводу, что можем попытаться помочь и тем детям, у которых не так много шансов найти семью, как у малышей. Подросткам. Мы уже погрузились в тему и теперь знали, что маленьких детей, тем более без особо сложных проблем со здоровьем, в детских домах действительно практически нет. Их быстро усыновляют. Да и отказываться от младенцев и малышей, к счастью, стали меньше, чем, к примеру, лет десять назад. В итоге сложилась такая картина, что около 80% воспитанников учреждений – это подростки.

Даша. Фото из архива Дениса Салтеева.

Тогда мы познакомились с еще одной Дашей. Ей было почти тринадцать лет. Сначала жена случайно увидела в Интернете видеоролик о ней, потом мы договорились через психолога детского дома о личной встрече. Даша жила в детском доме с девяти лет, с того момента, когда ее мама попала в тюрьму. Маму она очень любила и ждала, а приемную семью начала искать только потому, что невыносимо устала от детского дома. И то поначалу речь шла лишь о гостевом режиме. Мы с женой подумали, что если ребенку нужна поддержка, семейное тепло и общение, мы можем это дать. Пока в течение трех месяцев забирали Дашу на выходные и каникулы к себе домой, успели познакомиться в детском доме еще с одним подростком, Гошей. Точнее, это он проявил инициативу и в один из дней сам подошел к нам знакомиться. История Гоши совсем другая – он с рождения отказник. Его отец умер за несколько месяцев до его рождения, а мама написала отказ. В итоге все 16 лет Гоша жил в детском доме, где постепенно начал пить, курить, воровать. К девятому классу забросил учебу и не ходил в школу – к ОГЭ его даже не допустили. Мы с женой много думали о том, сможем ли справиться с такой сложной задачей, удастся ли нам помочь. Но все-таки решились. В итоге еще одна Даша стала нашей дочерью, а Гоша – сыном.

Гоша. Фото из архива Дениса Салтеева.

Не хочу сказать, что адаптация проходила гладко. В отличие от младенца, подросткам оказалось не так-то просто встроиться в семью. Да и нам с супругой было довольно трудно принять почти взрослых детей. Но, главное, что мы справились. Сегодня, спустя несколько лет, не представляю и даже не хочу представлять себе нашей семьи без кого-то из детей. Каждый из них – огромная и самая важная часть нашей жизни.

Новая жизнь

Параллельно с принятием детей моя жизнь стала неожиданно меняться. Пришла какая-то легкость, свобода. Стало очевидно, что есть еще одно очень важное дело, кроме работы, кроме спортивных успехов и личных удовольствий. Я почувствовал, как мир вокруг меня расширяется. И тогда я сам словно стал больше, важнее, интереснее для самого себя. Тогда в мою жизнь стали приходить люди, которые снова начали предлагать что-то стоящее. Понятно, что это только стечение обстоятельств, но именно в день удочерения мне предложили новую интересную работу.

Фото из архива Дениса Салтеева.

Было такое чувство, что я запустил определенные процессы, которые довольно долго дремали вокруг меня. Или они сами каким-то образом запустились. Я словно шагнул в какую-то бурную полноводную реку и почувствовал, что меня понесло вперед, к новым открытиям. Причем, понесло на хорошей лодке, под нужным парусом и вместе с любимыми людьми. Дышать стало легко. Работа благодаря новому предложению пришла именно такая, чтобы жизнь детей, которые оказались в итоге в нашей семье, стала во много раз легче и спокойнее. Я больше не пропадал сутками в офисе, у меня появился довольно свободный график, и стало гораздо больше воздуха. А главное, я снова чувствую себя на острие – привношу в мир нечто новое, занят нужным делом и в семье, и на работе. В последнее время, когда меня спрашивают, чем я занимаюсь, отвечаю «в первую очередь я приемный отец». У людей это вызывает бешеное удивление. А мне нравится.

Заработанные деньги я не трачу на бесконечные машины, поездки, гаджеты, рестораны и прочие относительно важные вещи. У меня другие задачи – семья, дом, образование и развитие детей. Я сам уже немного другой. Когда жизнь наполнена смыслом, гораздо легче стоять ровно, ощущая под собой надежную опору. И быть полезным другим.

Горький опыт

Не знаю, как поступить. Сердце говорит – вернуть Алю надо, а разум – забыть. Из головы вообще не выходит, наверное, к психологу пойду – может он правильное решение поможет найти.

Читать еще:  Молитва чтоб не ревновать. Я страдаю от ревности. Что делать? Причины появления ревности

Пишу об этом не для того, чтоб получить одобрение или осуждение, а потому что душа болит.

Это случилось 2 года назад – мы взяли из детдома девочку Алю (имя вымышленное) под опеку, но в последующем для удочерения. Почему мы это сделали? Хотелось. Во-первых, хотелось второго ребенка, а муж не хотел, чтоб я еще рожала, во вторых, всегда думала, что обязательно одно мое дите я найду, а не рожу. Девочка 4 лет, с отклонениями была, но мы – оптимисты, сразу пробежались по врачам и практически все диагнозы сняли. Муж, кстати, был категорически против, чтоб мы взяли именно ее, да и я то тоже хотела другого ребенка, но почему так получилось – все еще не пойму. Да и не важно это уже.

В общем, стали мы жить вместе – я, муж, Аля, наш трехлетний сын и наш старый пес. У нашего сына с Алей разница была 7 месяцев, но с самого начала я категорически решила, что правду про ее происхождение мы ей никогда не скажем.

Так вот, привели мы ее домой, и что тут началось – дурдом отдыхает. В подробности вдаваться не буду, но через несколько месяцев я уже держалась на успокоительном, интернет-статьях об адаптации таких детей в семьях и психологах, которые в один голос твердили – все в норме, так и должно быть. Плюс ко всему было тяжело в садике, куда мы их водили несколько раз в неделю – воспитатель ранее работала с такими детьми, но тут не выдержала и сказала, что мы нормальную не могли что ли взять. Я на нее не обиделась, она просто чудо, разрешила нам водить Алю вместе с сыном, несмотря на ее жуткое поведение, и также занималась с ней, как с другими детьми. Да еще свекровь нас так прессовать начала – слава богу, отдельно живем.

В общем, полетело время, постоянная беготня по врачам, нервотрепка дома и на работе (работала за городом и возила детей с собой) и постоянные занятия (в 4 года она рисовала только прямые линии, каких-то барабашек, не умела ножницы в руках держать и т.п.)

Прошел год, за который мы довольно прилично исправили ее физические, да и психические неполадки со здоровьем, она начала красиво рисовать (даже помню, семью нарисовала), научилась плавать, кататься на коньках – девчонка очень сообразительная для ее болячек и прилежная. Все более-менее устаканилось.

Но было несколько НО. Первое – мы так же ругались, она вообще меня не слушалась, мужа еще как то, боялась просто, мужик все-таки, бывало даже до ремня доходило, но тогда уж попадало обоим. И второе – наш сын был младше и все повторял за ней, от этого я была в полном ужасе. А в голове, помню, крутилась такая мысль, что теперь будем биться до конца, обратно пути нет, ну не укладывалось в голове, как можно ребенка обратно отдать.

Итак, все шло ровно, пока в один прекрасный день, я не обнаружила, что… беременна.

Муж был в шоке, а мои первые мысли были, что с появлением ляли дома все наладится – дети повзрослеют, почувствуют ответственность, о том, чтоб избавиться от Али ни одной мысли не проскочило.

Я была воодушевлена, т.к. на работе практически получила новую должность, думала – теперь будет не страшно и в декрет уйти. Но не тут-то было. Все мои представления о легкости второй беременности как ветром сдуло. У меня начался токсикоз, тошнило ото всего и ото всех, начались предобморочные состояния (при первой беременности были обмороки) начали болеть почки. Я взяла на работе трехнедельный неоплачиваемый отпуск и впала в лежку. Выгоняла из комнаты всех, в итоге через пару недель Аля совершенно перестала меня воспринимать и слушаться. Я орала на детей как резаная, ревела, снова орала, жалела, снова орала, шлепала… Да еще и муж давил, что не надо детей больше, помню, такой псих меня взял, что я ему выпалила – вот сейчас и аборт сделаю и отказ напишу, расстроился он сильно, привык уже к Але и не хотел ее отдавать.

Наконец, я не выдержала и пошла в опеку, чтоб направили к специальному психологу, очень хотелось помощи, но больше всего хотелось вернуть Алю обратно. Про то, что беременная, даже намекнуть боялась, думала, сразу скажут, что свой будет, так чужой больше не нужен. Сказала им, что просто устала. Психолог выслушал мои жалобы и спросил – а чего вы от меня то хотите? Я просто дар речи потеряла и поняла, что тут мне не помогут.

И как раз вовремя — у мужа начались командировки. На меня остались дети и наш щен, очень умный доменантный кобелище, которого мы после смерти нашей собаки взяли в «Зоозащите», признающий за хозяина только моего мужа. Сил просто не было. Сына сбагрила свекрови, Алю отдать ей не могла, думаю, понятно почему, собаку временно отвезла в питомник. И тут в опеке предложили на какое-то время направить ее в Центр реабилитации – я обрадовалась, пошла к директору лучшего из Центров и договорилась, успокаивала себя тем, что там есть все необходимые врачи бесплатно и что со мной невыносимо жить стало. Думала – пройдет токсикоз – приеду, заберу. Но, не смогла – токсикоз усугублялся, и однажды ночью с гипертонусом матки я попала в больницу, куда мне и позвонили из опеки и наехали: почему Аля живет в Центре, а они об этом не знают? Деньги, значит, за этот месяц на нее получили, возвращайте обратно и, вообще, пишите отказ – я обалдела, говорю, что в больнице лежу, а им пофигу – свое гнут, пусть вроде муж приедет. И он съездил, привез мне бланк отказа, я была в шоке, а он сказал – пиши, раз говорят – пиши… я и написала.

Выйдя из больницы с теми же сокращениями матки, я прочитала, что это бывает от недостатка магния, купила магне-в6, начала пить и боли прошли, а сокращения остались, так всю беременность и проходила, постоянно вздрагивая и ожидая преждевременных родов.

Родила я в срок. Моему младшему сейчас уже 3 месяца. А из головы не выходит Аля. Душа болит. Испытываю сильную ярость к органам опеки – «помогают они детям в семьях оставаться», не одного приличного слова на ум не приходит.

Не знаю, как поступить. Сердце говорит – вернуть Алю надо, а разум – забыть. Очень боюсь, что все заново начнется, за мальчишек боюсь, вдруг также пример с нее брать начнут. Из головы вообще не выходит, наверное, к психологу пойду – может он правильное решение поможет найти.

Источники:

http://xn—-gtbbcgk3eei.xn--p1ai/s-chego-nachat/istorii-usynovleniya
http://med.vesti.ru/articles/beremennost-i-deti/lichnyj-opyt-muzhskoj-rasskaz-ob-usynovlenii/
http://www.u-mama.ru/read/waiting/adoption/adoption/4520.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector